Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Памятный знак "Зенитное орудие"

Памятный знак «Зенитное орудие»В обороне столицы принимали участие специальные войска, в том числе и 13-я зенитная батарея 864-го зенитно-артиллерийского полка Московской зоны обороны (командир — майор Ковалев Ф.И.). 

В ночь с 27 на 28 ноября 1941 г. на Рогачевском шоссе, в трехстах метрах восточнее противотанкового рва, батарея заняла огневые позиции. Командир батареи старший лейтенант И.В. Жаворонков накануне был тяжело ранен, и его обязанности выполнял командир первого огневого взвода лейтенант И.А. Кушаков. Комиссаром батареи был политрук Д.А. Сажнев. Огневые позиции заняли: справа от шоссе — первый расчет (командир - ст. сержант Шадунц Г.А.); слева от шоссе — второй расчет (командир - зам. политрука Громышев В.Г.); третий и четвертый (командиры - сержанты Асылбаев и Артыгалиев) заняли позиции сзади второго, уступом влево. 

В ночь на 1 декабря личный состав батарей укреплял позиции в условиях постоянного обстрела местности восточнее противотанкового рва. Случайными попаданиями вражеских мин были подбиты 3-е и 4-е орудия, погибли их расчеты вместе с командирами Асылбаевым и Артыгалиевым.

Ранним утром фашисты начали танковую атаку. Из воспоминаний Г.А. Шадунца: «... фашистские танки. Они были в километре от нас. С Виктором Громышевым, командующим вторым расчетом, решили подпустить их ближе, чтобы бить наверняка. Всего их было одиннадцать, ощетинившихся приподнятыми стволами орудий. Второе орудие первым открыло огонь. Это была неоправданная поспешность: орудие было обнаружено. Танки немедленно переменили строй. Теперь они шли широко, растянувшись, клином. Вдруг второе орудие замолкло. Санитары понесли от него двух бойцов. Медлить было нельзя, я подал команду. Борис Баранов, уточнив наводку, скомандовал: «Огонь!», Петреев, оттянув рукоятку затвора, произвел выстрел. Головной танк завилял на месте и замер. Остальные танки резко развернулись и стали отходить к деревне Горки Киовские». Гитлеровцы, натолкнувшись на яростное сопротивление, решили наступать правее, через деревню Букино, но и здесь они потерпели поражение, потеряв 4 танка. 2 декабря зенитчики поддерживали своим огнем контрнаступление 1106 стрелкового полка на деревни Нестериха и Горки Киовские. 3 декабря — день, ставший экзаменом на выдержку и стойкость для боевого расчета сержанта Шадунца. На огневую позицию зенитчиков враг направил 23 танка с батальоном автоматчиков. В три часа дня из Нестерихи стали выходить танки, стреляя на ходу, пытаясь заставить зенитчиков сдать свои позиции, обстреливая всю местность вокруг из минометов. Отремонтированное за ночь орудие второго расчета вновь было подбито, расчет его погиб. От плотности огня невозможно было поднять голову, снаряды вытягивали из окопа веревкой. Начался бой: подбит головной танк, второй, третий... шестой. Немцы не выдержали напряжения боя и стали в панике отступать, орудие стреляло им вдогонку. Когда бой стих, у орудия насчитали 250 стреляных гильз. 

За этот подвиг командир орудия Г.А. Шадунц и заряжающий В.Р. Петреев были награждены орденами Боевого Красного Знамени, а наводчик Б.Е. Баранов - орденом Красной Звезды.

Расположение: перекресток Букинского и Рогачевского шоссе